1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Независимая оценка качества оказания услуг

Напишите нам:

Ваше имя (*)

Введен недействительный тип данных
Ваш адрес электронной почты (*)

Введен недействительный тип данных
Ваш телефон (*)

Введен недействительный тип данных
Оставьте сообщение: (*)

Введен недействительный тип данных
Введите символы: (*)
Введите символы:

Введен недействительный тип данных



Запись на экскурсию

Ваше Имя Фамилия Отчество(*)



Ваш адрес электронной почты?(*)

Адрес электронной почты недействителен

Ваш телефон(*)

Введен недействительный тип данных

Количество человек(*)

Введен недействительный тип данных

Когда вам удобно посетить выставку?(*)


Введен недействительный тип данных

Оставьте сообщение:

Введен недействительный тип данных

Введите символы:(*)
Введите символы:

Введен недействительный тип данных





К вопросам о традиции и современности… (по следам III Международного конгресса традиционной художественной культуры)

Всей грудью воздух взят.

Вкус вдоха – первый снег.

А в небе прозрачная тайга в опалах

(Не звезд, а душ ушедших листопад) – дорога.

И если обернешься, станешь сам

Всем воздухом, всей горстью, невпопад

В ритм попадая бубенцов шамана.

Так аритмия сердца бережет

В тебе дыханье леса, танца, бога –

Прозрачность, за которой тишина

Все глубже в водах Иртыша струиться….

23.10.2017г.

(Ханты-Мансийск)

Эти строки пришли ханты-мансийской ночью, став преддверием небольшого эссе «о традиции и современности» - размышления, навеянного атмосферой III Международного конгресса традиционной художественной культуры.

В 2012 году, я, благодаря удачному и совершенно для меня неожиданному  стечению обстоятельств, оказалась на борту трехпалубного парохода, который нес по водам сперва Оби, а потом Иртыша участников VII Международного фестиваля ремесел коренных народов мира «Югра-2012». Были белые северные ночи, солнце только чуть-чуть касалось горизонта и снова начинало свой подъем по небосклону, берега от Ханты-Мансийска до Сургута были пустынны, разлив реки необъятен, краски отливали жемчужными переливами, атмосфера на борту была творческая. Мастера и ученые со всех уголков России и из других стран (Финляндии, Сербии, Венгрии) делились друг с другом своими наработками, читали лекции. А я ощущала себя как ребенок в комнате, полной спрятанных конфет, так как каждый мастер-класс приносил мне открытие новой грани той красоты, которую называют традиция.

Именно тогда словосочетание «традиционная культура» для меня впервые приобрело живое звучание. Традиция оказалась не музейным экспонатом, а уместной в жизни вещью, взглядом на мир того или иного этноса, определенным контекстом определенной местности.

Эта живая традиция, разговор о ней, были в основе всех событий и III Международного конгресса: от научных докладов до мастер-классов, концертов и выставок. В традиции видели универсалии человеческого бытия, противостояние некоторым разрушительным тенденциям современности, обсуждали пути ее сохранения и приобщения к ней, искали способы ее презентации в пространстве современных технологий. И снова говорили об универсальном языке традиции. Последнему и будет посвящено мое эссе.

Для меня время, в котором я живу, открывается все больше и больше как уникальное. Я бы назвала его временем возможностей, так как никогда, ни в какую эпоху у человека не было такого доступа к знаниям, такого комфорта в способах их получения как сейчас. Есть у этого времени и другая сторона – за знания человек платит своей ответственностью, ее мерой (чем больше возможностей, тем выше эта цена), но к сожалению, именно сегодня, в своем желании потреблять, человек склонен уходить от этой ответственности, вести себя, как малыш без присмотра в лавке сладостей.

Однако, на мой взгляд, совершенно неправы те, кто упрекает сегодняшнего человека в каком-то особо «беспечном поведении», нет, человечество таким было всегда, просто раньше условия не позволяли резвиться так, как можно резвиться сейчас – истребляя себя и природу. Не было возможностей. Сегодня – есть. Да, сегодня не только знания доступны, сегодня человек, самый обычный, с «маленькими» силами, может действительно стать тем, кем он хочет. Но, с человечеством и человеком происходит то, что бывает, когда ребенок взрослеет и уходит в самостоятельную жизнь: больше некого обвинять за свои промахи, никто больше не стоит (никакой авторитет) между тобой и твоей мечтой, кроме тебя самого, твоей лени, глупости, нежелания учиться… Не все готовы столкнуться с этой «тенью», обычно от себя бегут, продолжая играть в свободный выбор. Так рождается общество потребления – общество никогда не взрослеющих детей, вечных подростков, так никогда и не прошедших инициации взросления. Опять-таки, подчеркиваю, так было всегда, просто сейчас все нагляднее, ярче и в масштабах всей планеты.

Вернусь к уникальности нашего времени. Наше драгоценное время – и время раскрытия универсальных матриц человеческого сознания, и время, когда индивидуальность может быть прочитана, как глубоко личное пространство из которой рождаются все традиции, все культуры, все образы и мифы нашей Реальности. И традиция в этом контексте, приобретает звучание личного выбора, а не социально обусловленного рождением в той или иной этнической среде.

Мир сегодня открывается в полноте цвета и звука, ритма и узора, как возможность человеческого пространства, соборного сияния красоты и смысла, в отдельно взятом человеке.

И эта новая красота противостоит (одним фактом своего существования) универсалиям массового сознания и симулякрам общества потребления.

Универсальность симулякра, это универсальность массовой культуры, причем массовость здесь может выглядеть как элитарная вещь (не попкорн, а то что можно продать/купить задорого). Духовность подменяется ценностью в денежном эквиваленте, тоньше – причастностью к некой «сакральной группе» жрецов от культуры, которые «знают». В обществе симулякра, как нигде популярны эксперты, мнение которых – повод для ажиотажа, популярны «звезды» экрана, популярно одобрение выраженное лайками в интернете. Идеальный мир симулякра лучше всего «описан» в рекламе, когда купив разрекламированную вещь, можно  приобрести частичку идеального экранного рая, причаститься виртуальному счастью.

И традиция в поле универсальной культуры симулякра подвергается максимальному искажению, становится тем же элитарным клубом для избранных, в то время как, первоначально, каждая традиция – живой опыт, востребованный в том или ином обществе. Меняется общество или обстоятельства его жизни – меняются формы традиции.

В отличие от традиции, основанной на непосредственном опыте и мастерстве ее носителей, традиция в мире симулякра – всегда убежище, реконструкция давно бывшего. Она придает своим адептам уверенность в стабильности мира, но полностью лишает их  чувства настоящего, открытого пространства, игры, без которой  невозможно реализовать подлинное содержание любой традиции – глубинный символизм сознания.

В конечном итоге, при всех словах о «праве человека на то чтобы быть собой», свобода и выбор последнего в мире симулякра только миф, та же «реклама», так как выбирать в мире виртуального на самом деле не из чего, речь идет только о предлагаемых программах «свободы», написанных не тобой.

Я бы обозначила традицию в контексте общества потребления, как максимально расчеловечивающую человека, так как человека от животного, на мой взгляд, отличает только одно – способность отвечать за свои поступки и этим ответом менять себя и свою среду обитания. То есть как традицию толпы. В то время, как традицию универсалий и универсума воплощающихся в индивидууме, я бы назвала традицией ответственности, традицией личности.

Опять о нашем времени. Еще один эпитет для него, вытекающий из всего вышесказанного – время «проявления» или двух типов универсальности/универсума, в равной мере являющихся реализацией возможностей человека. В одном случае это обесценивающая личность универсальность языка общества симулякра, в другом – универсальность языка той новой общепланетарной культуры, которая только-только намечается через индивидуальность, через открытие того, что такое человек.

Природа, человек…читая историю их «взаимоотношений», более всего удивляет то несогласие, тот разлад, который есть между ними: конфликт человека и его человечности. Ведь, казалось бы, чего проще – оглянуться и увидеть всю ту красоту, которая окружает нас постоянно – все эти закаты, рассветы, сады и леса…Посмотреть друг на друга и улыбнуться, вместо того, чтобы на протяжении веков религий и общественных догм пытаться сбежать, найти рай где-то кроме этого мгновения.  И это не отрицание высшей реальности…это допущение существования ее здесь, среди нас, признание ее частью нашего мира и сердца. И традиция, в той мере, в какой она основана на языке универсума, транслирует эту реальность. Я не говорю о традиции, как о том, что «было принято нашими предками и потому хорошо», так как у людоедов, тоже есть свои традиции, я говорю о традиции, именно как о незамутненной основе, как о чем-то, что можно назвать опытом не только выживания, но и созерцания.  О такой традиции писал один из величайших философов и мистиков 20 века Дж. Кришнамурти в своих «Дневниках»:

«Долина полна благоухания цветов апельсиновых деревьев, почти одурманивающего, особенно ранним утром и в вечерние часы. Этот аромат наполнял комнату, долину и каждый уголок этой местности, и благословение бога цветов веяло над этой долиной. Летом здесь бывало очень жарко, и это придавало долине какие-то особые черты. Когда ты приезжал сюда много лет назад, здесь была изумительная атмосфера; в меньшей степени она всё ещё здесь. Люди портят её, как портят они почему-то большинство вещей. Всё будет, как и бывало. Цветок может увянуть и погибнуть, но он вернётся снова в своей прежней прелести.

 Задавались ли вы когда-либо вопросом, почему люди сбиваются с истинного пути, становятся испорченными, недостойными в своём поведении — агрессивными, жестокими и коварными? Неправильно обвинять окружение, культуру или родителей. Мы хотим возложить ответственность за это вырождение на других или на какое-то событие. Находить объяснения и причины — это лёгкий выход. Древние индусы называли это кармой — вы пожинаете то, что посеяли. Психологи заявляют, что проблема зависит от родителей. То, что высказывают так называемые религиозные люди, основано на их догме или веровании. Но вопрос всё ещё остаётся.

 В то же время существуют другие люди, родившиеся великодушными, добрыми, ответственными. Их не изменяют окружение и любое внешнее давление. Они остаются такими же, несмотря ни на что. Почему?

 Объяснение, какое бы оно ни было, имеет мало значения. Всякие объяснения — это бегство, уклонение от реальности того, что есть, — единственного, что имеет значение. То, что есть, может быть полностью преобразовано с помощью той энергии, которая растрачивается на объяснения и поиск причин. Любовь — вне времени, вне анализа, сожалений и взаимных упрёков. Любовь пребывает, когда нет жажды денег, положения и хитрого обмана "я"».

А мы никак не хотим оглянуться…оглянуться, чтобы понять и принять свою природу, как природу всей этой окружающей нас красоты…

И огромная заслуга III Международного конгресса традиционной художественной культуры, на мой взгляд, именно, в предоставленной ее участникам возможности «оглянуться», увидеть, как универсалии, заложенные в сознании человека и в бытие природы раскрываются в узорах ханты-мансийского и русского костюма, звучат в северных красках росписей и легенд, проглядывают в той увлеченности, с которой гончар лепит горшок, украшая его древними, как жизнь, узорами.

Это незабываемый опыт «прикладной» универсальности: для меня живущей профессионально в другом контексте (в контексте современного, а не народного искусства), было бы физически невозможно узнать досконально или даже хорошо то, что знает об универсальностях того или иного этноса этнограф или археолог. Физически невозможно. Но в пространстве конгресса, создавался тот круг междисциплинарного общения, «вступив» в который, я открыла для себя мистический мир предметного мира тунгусских шаманов, структуры северного танца, общие солярные знаки этнически разных вышивок и многое-многое другое, что позволит мне, как надеюсь,  в дальнейшем продвигаться и в моем личном узнавания мира, и профессионально, более точно с символической точки зрения простраивая концепции своих выставочных проектов.

Я уже писала про новую традицию – традицию «личной ответственности». На мой взгляд, она воплощается и в личности директора Центра народных промыслов и ремесел Ольги Дмитриевны Бубновене, чья горячность к подлинно настоящему вдохновила и тот фестиваль 2012 года и этот конгресс и много других событий. Ее увлеченность образами народного искусства, как и любовь к Северу заразительны, а та работа, которая она и ее сотрудники ведут в Центре, значима, по-моему мнению, не только для Югорского региона, но и для России в целом. Так как сейчас, именно сейчас, когда с экранов телевидения народное искусство подается зачастую под «клюквенным соусом» пропаганды всяческих основ и скреп, что является таким же симулякром, как все другие симулякры массовой культуры, очень важно показывать те живые традиции, тех живых мастеров, которые эти традиции «живут», обогащают, делают современными. Как и изыскания настоящих ученых, раскрывающих нам глубину, в которою уходят корни мирового дерева традиций – глубину сердца и жизни.

Ведь только если эта глубина сохранится, только тогда сможет появится новая традиция универсальности, раскрыться новый уровень человеческого сознания. Без этого сохранить и создать ничего невозможно, будет только подделка экранной идеологии, выхолощенное пространство правильных слов и дел. И ничего живого.

Потому что, как сказал австрийский композитор Г. Малер - «Традиция - это передача Огня, а не поклонение пеплу!».

Алла Харитонова, культуролог.

 

 

 

 

 

 

Видеоматериалы

Возвращенное ремесло

 

   Незабытые традиции

 

 Секреты бабушкиного сундука